Амарель Леефе
It`s a long life, long life you have to live ©
Начать с того, что я ничего не помню. То есть я помню... примерно первые четырнадцать лет моей жизни. Отец говорит, что мне уже двадцать два, и что мы с ним восемь лет как живем в этой хижине в лесу. Еще он сказал, что мама умерла. Она сгорела при пожаре, когда мы еще жили в Фаарне, а отец пострадал от сильных ожогов, он и сейчас весь в шрамах.
Но я всего этого не помню, потому что упал в лесу и ударился головой о камень... Неприятно все это слышать. И голова гудит, как барабан.
Долго валялся на соломенной подстилке и думал, почему она кажется мне такой жесткой - я ведь все эти годы на ней и спал? Отец говорит, я все забыл только из-за одного удара головой. Стоит беречь тогда голову, надо думать.
Откровенно говоря, отец ведет себя немного отчужденно, не так, как раньше. Видимо, это смерть матери так на него подействовала... Оно и немудрено. Я сам сначала не поверил... Лучше бы я не помнил, что она умерла! И Фибрамес умер, как сказал отец, от болезни..."

Амарель сидел на пеньке в лесу и с хмурым видом рассматривал свои руки. Отец велел ему собрать хвороста для костра, и, управившись с этим делом, бывший жрец богини Кальфандры тратил теперь время на бесполезные размышления. К примеру, недоумевал по поводу того, почему у него такие нежные тонкие руки, в то время как, если они с отцом тут давно живут, он, Амарель, явно должен был заниматься хозяйственными работами. Неце Леефе не из тех, кто будет позволять сыну нежиться на солнышке, пока он сам работает - уж Амарель-то отца хорошо изучил.
И в чем же тогда дело? Не похоже на то, чтобы он, Амарель, работал подолгу. Когда отец предложил ему нарубить дров, молодой человек первым делом уронил топор себе на ногу, поскольку тот был слишком тяжел, после чего с его губ сорвалось совершенно неожиданное для него самого восклицание: "Яд Кальфандры!"
Помнится, отец так и замер на месте... Изуродованное шрамами лицо побелело - Амарель мог в этом поклясться, - затем Неце подобрал топор и ушел в хижину. А Амарель остался размышлять, почему у него это вырвалось. Да, в Фаарне было много храмов Кальфандры, они с Фибрамесом даже хотели заглянуть в один из них. И что с того? Что за "яд" такой?
Неце отрывисто буркнул себе под нос, что все эти "дьявольские штучки" его не касаются, когда Амарель попробовал пристать к отцу с расспросами. И все-таки... что-то тут не так. Но что?
Разыгравшийся ветер шевелил короткие кудрявые волосы Амареля. Тут бывшему жрецу не было простора для любопытства - Энтера потихоньку обрезал ему волосы, пока сын был без сознания. Характерное одеяние жрецов Кальфандры Человек с Топором тоже был вынужден снять с бесчувственного Амареля и спешно ушивать для него свою рубашку и штаны. Так что некоторых вопросов Убийце Темных Магов удалось избежать...
Но не всех.
- Рэль! Чем ты опять занят?
Услышав недовольный голос отца, Амарель мгновенно поднял голову и кивнул на собранную кучу хвороста рядом с пеньком.
- Я выполнил твое поручение. Просто задумался, и все...
запись создана: 03.07.2010 в 20:02

@темы: Амарель, Энтера, думы